ПРЕДСТОЯЩИЕ СОБЫТИЯ


 

SKVBOXING

В СОЦ. СЕТЯХ 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

Партнеры

Последний бой Максима Дадашева. Статья из журнала "Про БОКС"

Последний бой Максима Дадашева. Статья из журнала "Про БОКС"
 
Последний бой Максима Дадашева

Есть темы, на которые даже говорить тяжело, не то что писать. Слишком уж сильна эмоциональная составляющая и внутренняя вовлеченность. В такие моменты они неизменно выходят на первый план,не позволяя оставаться беспристрастным, а главное - безучастным к произошедшему.

Так получилось, что в июне прошлого года автор этих строк готовил материал о восходящей звезде российского бокса Максиме Дадашеве. Последний, несмотря на плотный график и подготовку к грядущему выступлению, все же нашел время для общения и с удовольствием ответил на вопросы нашего издания.Беседа получилась легкой и непринужденной. Максим не только поведал о малоизвестных вехах своей биографии и ходе подготовки к следующему бою, но и рассказал о своих планах, в числе которых значилось завоевание титула и дальнейшее покорение вершин P4P. Тогда и представить было невозможно, что данное интервью станет последним для прославленного российского боксера.

Прерванный полет

Сказать, что данная трагедия потрясла весь спортивный мир - значит, ничего не сказать.Новость о скоропостижной смерти Максима Дадашевазастала всех врасплох. Онапрозвучала как самый настоящий гром среди ясного неба. Уверенный в себе, позитивныйи жизнерадостный боксер, по мнению большинства специалистов,считавшийся одним из самых многообещающих проспектов суперлегкого дивизиона, скоропостижно ушел из жизни после очередного выступления.

Мнение о невероятном потенциале и огромных перспективах данного боксера разделялине только российские болельщики, но и такие авторитетные представители мира бокса, как Боб Арум, Джеймс Макгирт, Анатолий и Василий Ломаченко. Все они, к слову,сыграли значительную роль в развитии его профессиональной карьеры.Казалось, что дальнейшее восхождение питерского полусредневеса к вершинам мировой спортивной славы - просто вопрос времени. Но, как это часто бывает, чем выше ты поднимаешься, тем сильнее сопротивление и жар, способный опалить крылья даже самому отважному мечтателю.

19 июня в Оксон-Хилле (штат Мэриленд, США) Максим должен был сделать еще один важный шаг на пути к осуществлению своей мечты, сразившисьза статус обязательного претендента на титул чемпиона мира по версии IBFв первом полусреднем весе с пуэрториканцем Субриэлем Матиасом. Последний также считался весьма перспективным суперлегковесом, имевшим, к слову, точно такое же количество побед в своем послужном списке - 13.Так что в этом отношении боксеры были равны. Проблема была только в том, что все свои победы темнокожий спортсмен одержал досрочно, причем ни одному из его соперников не удалось продержаться в ринге дольше шестого раунда. Правда,в отличие от россиянина, Матиас не имел такого опыта выступлений на любительском ринге, да и в профессионалах уровень пройденной им оппозиции выглядел не таким уж высоким, чтов значительной мере уравнивало шансы.

В общем,ничто не предвещало трагедии. Это был классический матч-ап с участием двух непобежденных проспектов с примерно равными шансами на успех. Тем не менее многие считали, что аматорская школа россиянина возьмет верх над прямолинейным силовым стилем пуэрториканца.

Самое интересное, что именно в любителях Максиму катастрофически не везло. Долгое время он был вынужден пребывать в сборной на вторых ролях. На международных стартах Дадашев также выступал не вполне удачно.Максиму зачастую приходилось бороться не только с соперниками, но и с судьями.По утверждению самого спортсмена, перейти в профессионалы его подвиг случай очередного судейского произвола, произошедший на Европейских играх в Баку летом 2015 года. Тогда наш боксер остался без медали только потому, что судьи отказались отдавать ему заслуженную победу в поединке с ирландцем ДиномУолшем. Несправедливость данного вердикта была настолько очевидной, что служителям Фемиды дажепришлосьпоплатиться за свою предвзятость. Они были отстранены от судейства. Впрочем, Максиму это никак не помогло. Он остался без медалиибез шансов отобраться на Олимпийские игры 2016 года. После такого разочарования боксер твердо решил, что оставаться в любителях не имеет смысла, и в начале 2015 года подписал контракт с известным менеджером Эгисом Климасом, а затем и с ведущей промоутерскойкомпаниейTopRank. Теперь перед Дадашевым открывались новые перспективы.

Стоит отметить, что в профессионалах талант Максима действительно раскрылся вполной мере. Наглядным свидетельством этому стали внушительная армия поклонников и уверенные победы россиянина над такими именитыми воинами ринга, какАнтонио ДеМарко и Дарлейс Перес. На их фоне фигура пуэрториканского нокаутераСубриэля Матиаса действительно выглядела не такой уж грозной.

Последний бой

Уже во время выхода многие могли увидеть, что с российским боксером что-то не так. Максим выглядел слишком задумчивым и скованным. Конечно, это можно было списать на волнение в преддверии столь ответственного боя, хотя раньше за Дадашевымподобного не замечалось. Зато соперник, который вышел первым,излучал уверенность и даже смотрел на Максима с некоторой надменностью.

Первый раунд, казалось бы, рассеял эти тревожные опасения. Публика увидела привычного Дадашева: собранного, надежно перекрытого и умело ведущего маневренную перестрелку на дальней дистанции. Конечно, в этот раз Максим выглядел не таким активными работал преимущественно вторым номером, но его скорости и рефлексов вполне хватало, чтобы избегать серьезных неприятностей. Пуэрториканец действительно все время шел вперед, однако его удары в основном приходились по защите или же рассекали воздух.

В перерыве БаддиМакГирт даже похвалил своего подопечного. В начале второго отрезка россиянин решил взвинтить темп и даже попытался вступить в размен, в ходе которого соперники пропустили несколько чувствительных ударов. Однако услышав крики тренера из угла, Максим вернулся к прежнему тактическому рисунку.

В пятом отрезке ситуация в ринге выровнялась. Бойцы решили подраться. Такое изменение явно пошло на пользу островитянину, наконец-то получившему долгожданную возможность продемонстрировать свои панчерские способности. В принципе, оба спортсмена успешно доносили свои удары, но Дадашев все же пропускал больше.

Решив в очередной раз повысить ставки, Матиас практически безостановочно забрасывал россиянина силовыми ударами на протяжении всего шестого раунда. Тревожная атмосфера в углу нашего спортсменапостоянно нарастала.

Восьмой раунд получился особенно тяжелым для россиянина. Максим, в принципе, делал все то же самое, но его движения уже не выглядели стольбыстрыми и уверенными, как в начале, а удары потеряли прежнюю мощь и остроту. В то время Матиас продолжал наращивать давление.

В девятой трехминутке спортсмены пошли ва-банк. Это был настоящий момент истины. Дадашев принял рисунок соперника, устроив невероятный размен на средней дистанции. В то время как из угла нашего спортсмена постоянно доносилось: «Не дерись!». Но Максим не слышал или не хотел слышать этих выкриков. Вместо ухода на удобную дистанцию он продолжал рубиться, отвечая ударом на удар. Публика пребывала в полном восторге от происходящего в ринге. Матиасу в этом раунде впервые пришлось отступать под градом пропущенных ударов.

В перерыве БаддиМакГирту не удалось докричаться до своего подопечного. «Слушай меня!» - повторил он несколько раз, но спортсмен явно готовился к продолжению.
В десятом отрезке боксеры продолжили выяснять отношения в откровенной и обоюдоострой рубке. Только под конец раунда пуэрториканцу удалосьпереработать оппонента и завладеть инициативой. На сей раз в свой угол Максим отправился уже нетвердой походкой.

В одиннадцатом раунде бой приобрел уже откровенно односторонний характер. Максим по-прежнему старался отвечать ударом на удар, но было видно, что силы его на исходе.
После гонга состоялся тот самый разговор с БаддиМакГиртом, вошедший в видеонарезки едва ли не всех спортивных каналов. Тренер буквально умолял боксера дать ему разрешениена остановку боя. «Ты слишком много пропускаешь. Разреши мне остановить бой», - повторял он. Но боец лишь отрицательно качал головой. В итоге наставник взял на себя ответственность, сигнализировав рефери об отказе от продолжения.

В углу пуэрториканца началось ликование. Дадашев в этот момент с безучастным видом сидел на табуретке.

Предел прочности

Максим неуверенной походкой направился в раздевалку. Однако по пути его начало рвать, и вскоре боксер потерял сознание. Его сразу же доставили в медицинский центр университета штата Мэриленд UM PrinceGeorge'sHospitalCenter, где у россиянина была диагностированасубдуральная гематома. Врачам пришлось провести срочную трепанацию, удалив часть черепа, чтобы уменьшить отек головного мозга. Для этого спортсмена пришлось ввести в состояние комы, из которой он так и не вышел. Через три дня Максима не стало. Он умер, не приходя в сознание. Не выдержало сердце.

Сразу после трагического известия вышло огромное количество материалов и репортажей, повествующих о причинах произошедшей трагедии.

В частности, многие вспомнили, что серьезные проблемы со здоровьем у Максима Дадашеванаблюдались и раньше. Так,в 2007 году он оказался в реанимации после потери сознания. Врачи называли это следствием полученных повреждений головного мозга.Первый тренер боксера Олег Соколов и бывшие коллеги по сборной вспомнили, что в18-летнем возрасте Максим перенес вирусный менингит. Произошло это после крупного успеха, когда Дадашев стал финалистом первенства мира. Тогда многие советовали Максиму завязывать с боксом, но через полгодаон все же вернулся, т.к. не представлял своей жизни без спорта.

Однако насколько связаны эти случаи двенадцатилетней давности с произошедшей трагедией - понятьсложно.В частности, команда, знакомые, тренер и жена Максима уверяют, что боксер был абсолютно здоров в преддвериитого трагического выступления против Матиаса. В подтверждение данной версииможно также привести и результаты многочисленных медицинскихосвидетельствований спортсмена, причем как в России, так и в США.

В этой связи многие склонны считать произошедшее прямым следствием ошибки рефериКенни Шевалье, не пригласившего врача в угол российского боксера и не остановившего встречу. К примеру, подобной точки зрения придерживается и вдова Максима Дадашева - Елизавета Апушкина. Уже после трагедии она объявила о том, что собирается подать в суд на рефери и Атлетическую комиссию штата Мэриленд. Обвинения заключались в том, чтобоксеру, несмотря на тяжелое состояние после рокового матча, так и не были предоставлены носилки и ведро со льдом, которые, по мнению жены Максима, вполне могли бы спасти ему жизнь. Аналогичные претензии в адрес Атлетической комиссии штата Мэриленд постфактумпрозвучали и со стороны руководства Федерации бокса России, анонсировавшего проведение собственного расследования случившегося.
Впрочем, здесь также возникают сомнения в обоснованности подобных обвинений. Все-таки практически до самого последнего момента ситуация в ринге не выглядела столь уж критической для нашего спортсмена: Максим даже в нокдауне ни разу не побывал, а сам бой проходил в конкурентной борьбе с обоюдными шансами на успех. Так что серьезных оснований для преждевременной остановки встречи и приглашения доктора у рефери не было.

Еще одним «обвиняемым» оказался БаддиМакГирт. Но мог ли тренер остановить встречу раньше, если его подопечный сохранял шансы и оказывал упорное сопротивление? Подавляющее большинство наставников поступили бы так же, особенно в таком ответственном матче.

Таким образом, отбросив, насколько это возможно, все эмоции, можно сказать, что трагическая гибель Максима Дадашева произошла в результате трагического стечения обстоятельств, а значит, является несчастным случаем. В принципе, это подтверждает и итоговая статистика, зафиксировавшая 319 точных попаданий со стороны пуэрториканского боксера при невероятном общем количестве выброшенных ударов - 1204. Если брать в расчет разрушительную мощь, сокрытую в кулаках Матиаса и реноме стопроцентного нокаутера, то можно допустить, что полученные повреждения оказались гораздо более серьезными, чем могло показаться.

К слову, сам победитель, ставший невольным виновником произошедшей трагедии,оказался не меньше потрясен произошедшим. Сразу после известия о скоропостижной смерти соперника Субриэль Матиас объявил о том, что отказывается от гонорара в 75 тысяч долларов в пользу семьи погибшего боксера. В интервью американскому каналу NBC News он заявил: «Никто не готов умирать, преследуя свои мечты и цели. Мы просто выходим на ринг, думая о благополучии наших семей, не зная, чем все кончится.Он не сдался, даже когда его умоляли. Что ж, лети высоко, великий воин! Только Бог знает истинную причину всего. Мне очень жаль, что твоя смерть связана со мной. Я буду уважать тебя вечно. Покойся с миром, Максим Дадашев!»
 

Пожалуй, сложно найти более подходящие слова, соответствующие трагичности и тонкости момента. Наверное, Максим бы их понял.

Кто бы что ни говорил, но у всего есть свой предел прочности, и только человеческая храбрость не знает границ. Произошедшее как раз стало еще одним примером триумфа духа над физикой. В том злосчастном бою Максим Дадашевдействительно достиг предела человеческих возможностей, продемонстрировав чудеса отваги и самоотверженности. К сожалению, за это пришлось заплатить слишком большую цену. Он ушел, как положено воину, несломленным и непобежденным на пути к своей мечте. Таким мы его и запомним.

Редакция международного журнала «Про БОКС» выражает искренние и глубокие соболезнования всем родным и близким Максима Дадашева.
Автор: Андрей Шумаков

 

Комментарии

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Вопрос для предотвращения спам рассылок.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.